Написать письмо
Имение Сведомских Оформить заказ

М. Г. Сведомский

     В 2015 году исполнится 189 лет со времени создания Завода Михайловского – ныне под таким названием существует село на юге Прикамья. Место это поистине заповедное, чудом дошедшее до наших дней дворянское гнездо, связанное с жизнью и творчеством известных русских художников-академистов Павла и Александра Сведомских.  Сегодня мы расскажем о человеке, благодаря которому, собственно, и появился завод-село, пермское Михайловское. Речь идет о Михаиле Гавриловиче Сведомском (1785-1847), видном общественном деятеле, предпринимателе и храмосоздателе. И Чугун бывает изящным ...В 1999 году участникам первых «Сведомских чтений» показали в краеведческом музее Сарапула необычный мужской портрет, настоящий шедевр уральских умельцев. Работа выполнена, если можно так выразиться, с чугунным изяществом. Портрет представляет собой небольшого размера чугунный рельеф с применением литья и росписи. По ошибке портрет был подписан так: «основатель Михайловского химического завода князь Г. Сведомский». Из чего можно было сделать печальный вывод, что еще в конце прошлого века об основателе завода знали очень мало даже музейщики. Ирония судьбы: посетители частенько спрашивали, указывая на «чугунное изящество в бакенбардах»: «Это Пушкин?» Между тем Михаил Гаврилович Сведомский (так правильно звучит его имя) – «личность замечательная... человек любознательный, прекрасно образованный и предприимчивый» – я цитирую отзыв о нем историка позапрошлого века. Сведения об этом поистине достопамятном человеке краеведам пришлось собирать по крупицам. Но в итоге образ вырисовывается преоригинальный! Князем он, конечно, не был, поскольку родился в семье священника. Отец его, Гавриил Сапожников, настоятель пермского Петропавловского собора, стал, между прочим, автором первой летописи Перми. Михаил, как и трое его братьев, окончил духовную семинарию. Как было принято в те годы, отец переписал своих детей на более благозвучную фамилию – Сведомские – и этим внес некоторую сумятицу в умы земляков, которые нередко принимали художников за поляков. По духовной стезе Михаил Гавриилович, однако, не пошел, его карьера в казенной палате начинается с самой низшей должности – подканцеляриста, то есть «мальчика на подхвате». Благодаря исключительно своим способностям он добился видного положения в обществе, стал советником, а затем и управляющим канцелярией пермского губернатора. 

     Летопись, составленная В. И. Якунцовым, свидетельствует: в 1826 году коллежский асессор М. Г. Сведомский приобрел у наследниц действительного статского советника С. С. Яковлева 12 776 десятин пустопорожней земли по рекам Большой и Малой Камбарке в Осинском уезде. Покупка обошлась ему в 50 тысяч рублей. Немаленькая сумма, но он вернул ее сторицей. Почти сразу же после заключения сделки Сведомский развернул на новых землях строительство винокуренного и конного заводов. Сделка оказалась весьма выгодным помещением средств. Практически через год винокурение в Михайловском стало давать продукцию. Поверх границ Доходное это оказалось дело – винокурение (кстати, спирт курили в основном из картофеля). Однако личное обогащение хозяина Михайловского словно не очень-то и интересовало. Потому что он развил широкую благотворительную, общественную деятельность. В общем, развернулся. Сведомский деятельно участвовал во многих комиссиях и комитетах, без его участия не мыслили своего существования попечительство о тюрьмах и мануфактурный комитет, межевой комитет и продовольственная комиссия. Когда по губернии гуляла смертоносная холера (да и по всей России, вспомним Пушкина), наш Михайла Гаврилович и здесь был на передовом рубеже, в комитете по пресечению холеры. Оспопрививанию он также поспособствовал. Будучи членом Русского императорского географического общества, Сведомский не только поставлял ценные сведения, но и снаряжал всем необходимым участников экспедиций. Предприимчивость его поистине не знала границ! Как сообщается в энциклопедии Брокгауза и Эфрона, хозяин Михайловского усовершенствовал винокурение, улучшил коннозаводство, организовал первую выставку фабричных, заводских и сельскохозяйственных продуктов... Первым ввел он и паровую выделку поташа (то же самое, что удобрение карбонат калия, применяется в производстве жидкого мыла, тугоплавкого и хрустального стекла). Золу Сведомский наловчился перерабатывать со своих же винокуренных заводов. Поташное производство мощностью до 8000 пудов в год ценного продукта обслуживали один мастер и восемь рабочих. Почти безотходное производство. У пермяков о Михайле Гавриловиче осталась память как о меценате и большом оригинале. Для Сведомского словно не существовало границ: он пытался наладить сбыт своего джина в Америке – через порт Архангельска отправил 700 ведер джина. В поисках нового рынка сбыта повез солонину в Голландию, для чего специально построил бриг. А чтобы в пермском имении прижился картофель, Михайло Гаврилович опять же специально выписывал семена и агронома из Данцига. На конном заводе г-на Сведомского к 1850-м годам (т. е. сразу после смерти хозяина завода) насчитывалось «4 племенных жеребца и 14 кобыл английской породы, а также обвинской и их помесь». Азарт коннозаводчика сочетался в хозяине с тягой к науке, в частности, о разведении местной, обвинской породы лошадей Сведомский опубликовал свое исследование. Нетрудно догадаться, почему один из современников Сведомского называет этого деятеля «охотником до всяких изобретений».

         Не путать Владимира с Валентином Сведомскому не раз объявляли «Высочайшее Благоволение» (т. е. от императора Николая I), в 1829 году он был пожалован знаком отличия беспорочной службы за 20 лет, имел ордена Св. Анны II и Св. Владимира IV степени. (В ряде изданий М. Г. Сведомскому стали приписывать еще и мифический «орден Св. Валентина», но это ошибка, такой награды у русских отродясь не было.) Одной из наград Михайла Гаврилыч был отмечен за то, что первым стал устраивать училища и школы. В частности, основал Ланкастерскую школу – так называлась школа взаимного обучения, когда старшеклассники обучали младшеклассников; метод в XIX веке считался очень прогрессивным и способствовал просвещению народных масс. Что им двигало при этом? Пермский историк Т. А. Калинина обнаружила любопытный документ – рапорт М. Г. Сведомского и В. Т. Феонова, пермского учителя и поэта, на имя губернатора. Из рапорта следует, что Сведомский, во-первых, хотел бы «оказать возможную услугу любезнейшему нашему отечеству» и, во-вторых, «оправдать столь важное доверие». А дело это, организация училища, оказалось сопряжено с немалыми трудностями. Тем более что после создания школы Сведомскому была поручена и роль его смотрителя. А что это за роль? Это и финансы, и сбор пожертвований, и учебный процесс... В том, что это была самая подходящая и бескорыстная кандидатура, говорит характеристика, которую выдал титулярному советнику, секретарю при губернаторе г-ну Сведомскому директор пермских училищ Н. С. Попов. Фактически директор (который являлся еще и писателем), по своей привычке, выставил г-ну смотрителю оценку: «Сведомский... известен здесь всем по порядочному и хорошему поведению». По ложному навету Человек авантюрного склада, Сведомский не раз попадал в неприятные ситуации. На поставках солонины он капитала себе не нажил, да и американцев ему споить, так сказать, не удалось. Но ведь важен сам дух покорителя, первооткрывателя! В тот период, самый рисковый в своей жизни, самый пионерский (в первоначальном смысле слова, в котором и употреблялось оно в XIX веке), Михайла Гаврилыч по ложному доносу был отрешен от должности и предан суду Архангельской уголовной палаты. В чем суть обвинений? Сведомского обвинили в служебных злоупотреблениях и корыстных деяниях. В том черном 1831 году помог ему выпутаться из лап крючкотворов (говорят же: закон, что дышло) инженер-подпоручик Павел Дягилев, прикомандированный к департаменту военных поселений. Он приходился родственником обвиняемому, но сие обстоятельство осталось незамеченным. Поручительство за человека, которого Дягилев называет «опекуном моим и благодетелем... Приняв его <Дягилева> имение в опеку, он поставил оное в такое выгодное положение, что оно дает теперь 10 000 доходу». Поручительство возымело действие – Сведомского выпустили. Тремя годами ранее при разделе наследства, оставшегося после смерти титулярного советника П. Г. Сведомского, брата Михаила Гавриловича, часть имущества и недвижимости отошла Дягилевым, часть – Сведомским. В тот момент Михаил Сведомский был поверенным и опекуном Павла Дягилева. Затем ситуация поменялась, и уже заступничество Дягилева оказалось спасительным для Сведомского. Говорим «Сведомские», подразумеваем «Дягилевы» Для самых дотошных читателей сообщим: степень родства двух самых знаменитых пермских фамилий достаточно близкая: прадедом их был пермский губернский казначей Дмитрий Васильевич Дягилев (1773–1823), женатый на Марии Ивановне Жмаевой, дочери городского головы. Их дочь Татьяна Дмитриевна, урожденная Дягилева, и стала женой Павла Гавриловича Сведомского, младшего брата Михаила Гавриловича. Скрещенья судеб, родов и фамилий случаются самые невероятные и прихотливые (да и все к лучшему, когда обходится без кровосмесительства). По документам, опубликованным чайковским историком В. И. Якунцовым, следует, что в 1828 году Бикбардинский винокуренный завод Дягилевых в Осинском уезде был передан в аренду сроком на семь лет коллежскому асессору и кавалеру М. Г. Сведомскому. Тот самый завод, который станет вотчиной для Сережи Дягилева, будущего организатора «Русских сезонов», любимой, «несравненной Бикбардой». И наоборот, в 1860-х годах Павел Дмитриевич Дягилев опекал оба предприятия, Михайловка находилась у него в арендном управлении. Был период, правда короткий, когда продукция Михайловского завода использовалась на Бикбардинском заводе. Чему свидетельством винные этикетки с названиями обоих заводов, а обнаружили эти ценные торговые знаки бикбардинские краеведы в одном из кладов, найденных после сноса «поповского» дома.

Что за фигура... Поскольку своих детей у Михаила Гавриловича Сведомского не было, имение и завод перешли к его племяннику, а затем по наследству братьям-художникам. Михайловский винокуренный завод в советские годы был перемещен в соседнюю Удмуртию и перепрофилирован в химический. Ценные документы по истории дворянской усадьбы в селе Завод Михайловский были обнаружены недавно в архивах Санкт-Петербурга заведующей Чайковским краеведческим музеем (филиал Пермского областного) Раисой Романовой и исполнительным директором фонда «Музей-усадьба Сведомских» Галиной Смеловой. В частности, найдено полное описание имения, принадлежавшего известным русским художникам братьям Павлу и Александру Сведомским. Сюда входят планы Михайловской дачи площадью 9600 десятин, лесонасаждений, построек, заводов, Михайло-Черниговской церкви и т. п. Выяснился весьма важный факт. Появлению данного описания способствовало дело 1890 года о продаже имения. Тогда Александр и Павел Сведомские хотели продать принадлежавшее им имение Российскому удельному ведомству. Помещики из художников вышли, прямо скажем, неважнецкие, а управляющие, назначавшиеся нашими «пермскими итальянцами», справлялись со своими обязанностями не самым блестящим образом. В результате состояние дел на винокуренном заводе охарактеризовано как плачевное, проверяющая комиссия пришла к выводу, что предприятие неконкурентоспособное, прибыли нет. Как пишет в своем заключении управляющий Сарапульским удельным округом, «надежда на возможность сдачи в аренду весьма слабая». Что касается другого главного богатства – леса, то многочисленные отчуждения участков, хаотичные вырубки – конечно, самых ценных пород деревьев – привели к тому, что они «значительно ухудшили его (имения) фигуру, представляя теперь крайне неокругленную дачу» (!). Не подумайте чего плохого: все это – и фигура, и округленность – привычные по тем временам термины, характеристики ровности, насыщенности и доступности лесополосы. Экспертиза позволяет сделать вывод и о том, что художники, приезжавшие в родное имение каждое лето, в сущности, мало задумывались о перспективе. Им нужны были деньги – и управляющие продавали лес. Дело о продаже имения, основанного Михаилом Сведомским, рассматривалось три года, в итоге в покупке наследникам было отказано. У церковной стены Так уж случилось, что в один год, 1847-й, ушли из жизни Михаил Гаврилович Сведомский, дядя будущих братьев-художников, и жена его брата Павла (служившего стряпчим по уголовным делам) Татьяна Дмитриевна, урожденная Дягилева. Чувствуя приближение кончины, Михаил Гаврилович привел свои дела в порядок. Он капитально перестроил церковь на старом пермском кладбище (тогда она называлась еще Всехсвятской). Как будто знал, что будет покоиться у самых ее стен, на почетном месте. ..

Имение Сведомских
617760, Чайковский район, Завод Михайловский
Тел/факс: 8 (34241) 5-63-33, +7 922 361 84 90
e-mail: